Среда, 18.10.2017, 04:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Сказки - Форум | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 199
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Мой сайт
    [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    Страница 1 из 11
    Форум » Тестовый раздел » Тестовый форум » Сказки (Сказки)
    Сказки
    Mar-livnДата: Воскресенье, 07.08.2011, 12:10 | Сообщение # 1
    Генерал-лейтенант
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 1884
    Репутация: 15
    Статус: Offline
    История колпачка

    В долине Ахерлоу, у подножья сумрачных Гальтийских гор, жил увечный бедняк с большим горбом на спине. Был он маленького роста, немощный, не было у него сил работать в поле. Поэтому он зарабатывал на жизнь тем, что плел корзины из лозняка и продавал их местным жителям.

    Несмотря на свое увечье, был он человек жизнерадостного, веселого нрава и любил за работой распевать песни.

    А еще он любил прикалывать к своей шапчонке пучок наперстянок – цветов, которые часто называют колпачками фей . Неудивительно, что люди прозвали маленького горбуна Колпачком.

    Однажды вечером возвращался Колпачок с базара, где продавал свои корзины.

    Наступила ночь, надо было поторопиться, но быстро шагать бедняга не мог.

    Наконец он выбился из сил и присел отдохнуть на кочке возле каких-то полузаросших развалин.

    И вдруг в тишине и в темноте раздался звук дудочки. Колпачок прислушался и различил мотив – простой, но такой отрадный и чудесный, какого он отродясь не слышал. Зазвучала песенка, хор тоненьких голосов с необыкновенным совершенством выводил мелодию, а слова были такие:
    Понедельник, вторник,
    Понедельник, вторник,
    Понедельник, вторник...

    На этом месте пение как-то неуверенно обрывалось, а потом повторялось все сначала:
    Понедельник, вторник,
    Понедельник, вторник,
    Понедельник, вторник...

    Колпачок наслаждался необыкновенной музыкой. Он понял, что нечаянно подслушал спевку Волшебного Народца Из-под Холма. Малютки, должно быть, сочиняли новую песенку, но что-то у них не ладилось. Колпачку захотелось им помочь. Он приготовился и – когда в третий раз прозвучало:
    Понедельник, вторник,
    Понедельник, вторник,
    Понедельник, вторник

    – вступил и допел красивым, звонким голосом, завершая мелодию:
    И среда!

    На несколько секунд воцарилась удивительная тишина. И вдруг раздался веселый шум, щебетание тоненьких голосов, смех, радостные возгласы, и Колпачок увидел, что его окружила толпа маленьких музыкантов. Это были волшебные жители холмов, которых ирландцы называют сидами, а англичане – феями или эльфами. Малыши ликовали, что песня у них наконец получилась, и без устали распевали, приплясывая вокруг Колпачка:

    Понедельник, вторник, Понедельник, вторник, Понедельник, вторник И сре-да!

    Наконец один из сидов, видимо, старший, потребовал тишины и, выступив вперед, обратился к Колпачку с такой речью:

    – О певец, искуснейший среди смертных! Нам прискорбно видеть тебя обремененным этим тяжелым горбом. К счастью, одного взмаха волшебной палочки достаточно, чтобы навек избавить тебя от уродства. Такова наша благодарность тебе за чудесную песню. Прощай, Колпачок!

    С этими словами он взмахнул палочкой... и все замелькало в глазах Колпачка, закружилось в стремительном хороводе и исчезло. Без чувств он упал на росистую траву и уснул, а когда проснулся, уже наступило утро.

    Колпачок вскочил на ноги и впервые в жизни распрямился – горба у него за плечами больше не было, он сделался статным и красивым парнем. Многие его не узнавали. Пришлось вновь и вновь рассказывать всем и каждому историю про сидов, прежде чем люди поверили ему и признали в нем прежнего Колпачка.

    Продолжение
    http://www.rodon.org/other/ins2.htm#a1
     
    Mar-livnДата: Воскресенье, 07.08.2011, 12:21 | Сообщение # 2
    Генерал-лейтенант
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 1884
    Репутация: 15
    Статус: Offline
    Дик и его жена Морская Дева

    "В одно прекраснейшее летнее утро, незадолго до восхода солнца, молодой ирландец Дик Фицджеральд стоял на берегу моря близ Смервикской гавани. Солнце стало всходить из-за громадной скалы и красными лучами своими прогонять седой туман, еще лежавший над волнами. Вскоре все море засияло на солнце, как громадное зеркало, в которое спокойно гляделись окрестные берега.

    Дик с восторгом любовался чудной картиной солнечного восхода, а сам думал: «Как грустно смотреть на все это одному, когда нет ни души живой возле, с которой бы можно было поделиться дорогим впечатлением, передать свои мысли, свои чувства, а кругом меня, – сказал он, оглядываясь, – все пусто, ни живой души, – одно только эхо отозвалось, может быть, на слова мои...» И он вдруг остановился. Невдалеке от себя, у подошвы утеса, увидел он женщину ослепительной красоты; она сидела на берегу и медленно, грациозно поднимая руку, белую, как снег, расчесывала золотым гребнем свои длинные, ярко-зеленые волосы.

    Дик, еще будучи ребенком, слыхал от матери, что если у морской девы (а он, конечно, тотчас же понял, что это не кто иная, как морская дева) отнять ее маленькую островерхую шапочку, то дева теряет способность возвращаться в свое подводное царство, пока не вернуть ей ее шапочки. В голове Дика тотчас созрел план: подкрасться тихонько к морской деве и овладеть шапочкой, лежавшей возле нее на песке. Придумано – сделано.

    Но едва успел Дик спрятать шапочку в карман, как морская дева обернулась в его сторону, потом закрыла лицо руками и горько-прегорько заплакала. Дик, понимавший очень хорошо, что причиной этих слез была у бедной феи мысль о вечной разлуке со своей родиной, подсел к ней поближе, взял ее за руку и стал утешать, как мог. Но фея продолжала плакать попрежнему; однако же ласки взяли свое: она, нако-нец, подняла голову, взглянула на Дика и сказала ему:

    – Человек, скажи, пожалуйста, ты хочешь съесть меня?

    – Съесть? – с удивлением спросил Дик. – Да помилуй! С чего это те-бе в голову пришло? Уж не рыбы ли выставили людей в глазах твоих в таком дурном свете?

    – Так что же хочешь ты со мной сделать, коли не съесть меня? – спросила его фея, не спуская своих глаз с его лица.

    – Что? – повторил Дик. – А вот что. Скажи мне: хочешь ли ты быть моей женой? И если ты согласна, так вот тебе мое честное слово, что не далее, как сегодня же вечером, ты будешь носить мое имя!

    – А что это такое деньги? – с удивлением спросила морская дева.

    – О! Деньги – это такая вещь, которую очень хорошо иметь, когда в чем-нибудь нуждаешься или хочешь ни в чем себе не отказывать.

    – Мне и без того не приходилось себе отказывать ни в чем: чего бы я ни пожелала, стоило только приказать рыбам, и они тотчас же все исполняли.

    После этого разговора на берегу Дик повел свою невесту домой – в тот же вечер с ней обвенчался.

    Зажил Дик со своей женой припеваючи: все ему удавалось и счастливилось, а у нее все домашняя работа спорилась и кипела в руках, как будто она всю жизнь свою прожила на земле между людьми, а не между странными существами подводного царства. Через три года у Дика было уже трое детей: двое мальчиков и одна девочка. Можно сказать наверное, что он бы пресчастливо прожил всю свою жизнь с милой феей, если бы человек мог не забывать в счастье о мерах благоразумной предосторожности. Но – увы! – чем более Дик жил со своей женой, тем более забывал о ее происхождении и о том, что у нее когда-нибудь может явиться желание вернуться опять на свою родину. Он даже не позаботился спрятать ее шапочку куда-нибудь подальше, а просто бросил ее под кучу старых сетей, лежавших в темном углу его хижины.

    продолжение
    http://www.rodon.org/other/ins2.htm#a1
     
    Mar-livnДата: Воскресенье, 07.08.2011, 12:31 | Сообщение # 3
    Генерал-лейтенант
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 1884
    Репутация: 15
    Статус: Offline
    Умная жена

    На протяжении всей истории Ирландии – длинной, бурной и удивительной – не было, мне думается, женщины, равной по уму жене Гоб-ан-Шора, кроме, пожалуй, одной, имя которой Сав, жены самого О'Доннела.

    Да, это была необыкновенная женщина.

    Про жену Гоба я вам расскажу позже, только б не забыть.

    Сам О'Доннел, принц Донеголокий, по-своему тоже был очень умен. Как-то раз на пасхальной неделе он принимал у себя при дворе именитого испанского гостя, и не хватило вдруг яблок. Он тотчас послал слугу в ближайшее аббатство, однако скупая братия ответила, что, увы, от старых запасов ничего не осталось, и пока не поспеет новый урожай, яблок у них не будет.

    Тогда О'Доннел приказал отправить монахам в подарок связку свечей. И посланец, который отнес их, вернулся обратно с корзиной чудеснейших яблок.

    О'Доннел тут же сочинил на гэльском языке остроумное двустишие и отослал его с выражением своей благодарности в аббатство: мол, он потрясен открытием, что свечи помогают яблокам созреть раньше времени.

    Да, только начали-то мы с вами говорить о его жене Сав, еще более умной, чем он. История о том, как он нашел ее, дочь бедняка из бедняков, и пленился ее мудростью, уже сама по себе превосходна, и, может быть, я поведаю вам ее, когда будет веселей у меня на душе. А сейчас я хочу рассказать вам, как Сав перехитрила своего любимого мужа.

    Когда он впервые был пленен ее ясным умом и думал удивить эту босоногую девушку известием, что собирается на ней жениться и сделать ее хозяйкой своего сердца и своего дома, то удив-ляться пришлось ему самому, так как она наотрез ему отказала. Как только он успокоился, он спросил ее о причине такого безрассудства. И Сав ответила:

    – Ослепленный любовью, вы сейчас не замечаете ни моего положения, ни моей бедности. Но придет день, когда, если я осмелюсь разгневать великого О'Доннела, он забудет, что я ничем не хуже его, если не лучше, и ввергнет меня снова в ту нищету, из какой поднял.

    Клятвы О'Доннела, что этого никогда не случится, не поколебали ее. Он просил ее и умолял, и преследовал день за днем, с понедельника до воскресенья, и опять день за днем, пока наконец Сав – подобно Сэлли Данлейви, когда та согласилась выйти замуж за большого и неуклюжего Мэнни Мак Граха, чтобы отделаться от него, – согласилась стать его женой.

    Но она потребовала от О'Доннела клятвы, что если придет день – а он наверное придет, – когда О'Доннел пожалеет о совершенной им глупости, станет ее попрекать и прикажет убираться назад, ей разрешено будет забрать из его замка все, что она сама выберет и сумеет унести у себя на спине за три раза.

    Счастливый О'Доннел громко смеялся, соглашаясь на это ее чудное условие.

    Они поженились и были счастливы. У них рос уже сын, в котором оба души не чаяли. И в течение целых трех лет О'Доннел сдерживал свой буйный нрав и не обижал ту, которую нежно любил, хотя его частенько подмывало на это, когда ей удавалось, и весьма умело, расстроить вероломные планы этого самодержца.

    Но однажды она зашла слишком уж далеко, и это позволило королевским придворным посмеяться над былым величием короля.

    У короля шел прием. Его жена сидела с ним рядом и с беспокойством наблюдала, какой страх он внушает всем, даже когда удовлетворяет просьбы одного просителя за другим. Вдруг какой-то босоногий монах дерзко шагнул прямо к королю. Быть может, ему и следовало вести себя поскромнее, но он был явно обижен.

    – Ты кто такой? Что у тебя за просьба? – О'Доннел замахнулся плеткой, чтобы поставить раба на место.

    Но человек этот не оробел, напротив – еще более дерзко и вызывающе он ответил:

    – Посланник бога я, О'Доннел! Господь прислал меня,чтобы потребовать от тебя исправить все зло, какое ты совершил.

    Королева сдержала удар, который О'Доннел готов был обрушить на голову этого безумца. Она рукой остановила своего мужа и очень спокойно ответила разгорячившемуся монаху:

    – Мы слышали много хорошего о твоем господине. Передай ему, чтобы он ничего не боялся и приходил сюда сам. Пусть смиренно сложит к нашим ногам свою обиду, и тогда он узнает, как добр и милостив великий О'Доннел.

    В тот день при дворе вспыхнули беспорядки.

    Взбешенный О'Доннел тут же явился в покои жены и сказал:

    Продолжение
    http://www.rodon.org/other/ins2.htm#a1
     
    Mar-livnДата: Среда, 06.06.2012, 11:40 | Сообщение # 4
    Генерал-лейтенант
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 1884
    Репутация: 15
    Статус: Offline
    Ворон и Солнце.

    ( Корякские сказки)

    Послало Солнце свою сестру Луну на землю по ягоды. Ходит Луна по тундре, собирает ягоды, встречает Ворону. Собирали они ягоды, собирали и набрали полную посуду. Луна и говорит:
    — Давай отдохнем немного! Ворона и отвечает Луне:
    — Ты отдыхай, а я сейчас переберу ягоды.
    Заснула Луна. Стала Ворона
    разглядывать ее лицо и удивляться, — никак не могла отвести глаз—какая красивая девушка. Проснулась Луна и спрашивает Ворону:
    — Ты спала или нет?
    — Я только что проснулась, хотела будить тебя. Пойдем ко мне, здесь недалеко.
    Луна согласилась, и они пошли.
    Вечером к Вороне приехал брат с охоты. Ворона и говорит потихоньку брату: «Надень завтра мою одежу и ступай с этой женщиной в тундру по ягоды вместо меня».
    Так и сделали.
    Берут ягоды. Луна глядит, как Ворон ягоды собирает, и спрашивает:
    — Да ты не мужчина ли?
    — Нет,— отвечает Ворон. — Мы же с тобой и вчера здесь рвали ягоды!
    Набрала Луна ягод в свою посуду, устала.. Хотела позвать подругу отдыхать вместе, а той нет.
    Стала Луна искать подругу, а нашла красивый нож. Спрятала нож в складки своего платья, стала ждать подругу и задремала.
    Проснулась Луна, а вместо ножа — рядом с ней Ворон.
    Расплакалась Луна, испугалась. Ворон стал ее утешать. Поднялась Луна и полетела к Солнцу. Оглянулась на землю, а Ворон летит за ней.
    — Не долетишь, далеко!—говорит Луна.
    — Я не оставлю тебя, полечу сколько есть мочи, а там —упаду на землю и разобьюсь! — отвечает Ворон.
    Жалко стало Луне Ворона, вернулась она на землю, и родилось у них дитя.
    Ждет, ждет Солнце сестру, ждут дети, поют песни про Луну, а ее все нет и нет.
    Пошло Солнце на землю, осветило всю тундру.
    Заходит Солнце в ярангу Ворона и спрашивает сестру: .
    — Отчего ты до сих пор еще на земле?
    — Да у меня дитя!
    Заспорили Солнце с Вороном —чья теперь Луна? Ворон говорит:
    — Она моя, у нее дитя от меня!
    — Нет, она моя сестра! — говорит Солнце.
    И пошел у них спор. И решили они — кому женщина лучше и быстрее сошьет одежу, того и будет Луна.
    Позвал Ворон горностайку, а Солнце — мышь. Дали им сшить по кухлянке. Сшила горностайка кухлянку, а мышь еще не начинала.
    Позвал Ворон тарбагана, а Солнце — евражку белели сшить меховые штаны. Тарбаган сшила, а у ев-ражки работа и наполовину еще не сделана.
    Позвал Ворон выдру, а Солнце —лису. Велели им сшить меховые чулки. Сшила выдра два чулка, а лиса только один.
    Позвал Ворон горную овцу, а Солнце —росомаху. Дали им шить торбаза. Сшила горная овца торбаза, а росомаха не успела.
    Позвал Ворон медведицу, а Солнце —волчицу...
    Видит Солнце, что проигрывает, посылает за ледяной женщиной. Приходит ледяная женщина — красавица, вся так и светится. Рассердился Ворон на Солнце, брата Луны, что у него такие красивые женщины есть.
    — Отдай сестру! — говорит Солнце. Подумал-подумал Ворон, сказал:
    — Нет!
    Послало Солнце за снеговой женщиной. Заходит она
    в ярангу, пустило Солнце на нее лучи, и засверкал, заиграл разноцветными огнями ее наряд. Сразу светло и весело стало в яранге.
    — Бери свою сестру! — закричал Ворон и забрал обеих женщин — ледяную и снеговую.
    Рассердилось Солнце на Ворона, что он забыл его сестру, и ушло за море. С тех пор стало в тундре темно и холодно..



     
    Форум » Тестовый раздел » Тестовый форум » Сказки (Сказки)
    Страница 1 из 11
    Поиск:

    Конструктор сайтов - uCozCopyright MyCorp © 2017